Zvērināta advokāte Krista Milberga

Juridiskā palīdzība Jums ērtā laikā un vietā

Kāpēc Valmieras Valsts ģimnāzija sadarbojas ar Putina dibināto fondu “Russkij mir”?

2012.gada 29.februārī Valmierā, Valmieras valsts ģimnāzijā viesojās Krievijas vēstnieks Latvijā Aleksandrs Vešņakovs. Vizītes laikā Valmieras Valsts ģimnāzijā tika atklāts krievu valodas metodiskais centrs. Skolas direktors Jānis Zemļickis atzinis, ka skola esot saņēmusi no Krievijas Federācijas prezidenta Vladimira Putina izveidotā fonda „Russkij Mir” arī 400 mācību grāmatas krievu valodā un pēc gada no tā saņemšot arī projektoru.

 

Fotogrāfijas iegūtas no Putina dibinatā fonda “Russkoj mir” mājas lapas : http://www.russkijmir.ru

Papildus info: http://www.rebaltica.lv/lv/petijumi/krievijas_nauda_baltija/a/601/demokratijas_izplatisana_latvija_kremla_stila.html

Kā izriet no „Baltijas pētnieciskās žurnālistikas centra” pētījuma satura, kura autores ir Inga Spriņģe, Donata Motuzaite, Gunita Gailāne, 2008.gadā Lavrovs paziņoja: lai Maskava panāktu lielāku ietekmi ārvalstīs, rupjas varas vietā tai

jāizmanto kultūra un sabiedriskās attiecības, jeb tā sauktā “maigā vara”. Šī tēze sakrīt ar Vladimira Putina fornda “Russkij Mir” mērķiem, kuru realizācija iespējama un notiek arī ar Valmieras valsts ģimnāzijas un Valmieras pilsētas domes amatpersonu aktīvu sadarbību un atbalstu, pieņemot Krievijas interesēm atbilstoša satura grāmatas, un tās iekļaujot Latvijas Republikas nepilngadīgo audzēkņu mācību procesos, tādējādi popularizējot Padomju okupācijas režīmu, pat to slavināšanu. Uzskatu, ka šāda Valmieras valsts ģimnāzijas un Valmieras pašvaldības amatpersonu rīcība pati par sevi ir pretēja Latvijas interesēm.

Publiski pieejamā informācija, kas publiskota Baltijas Starptautiskās akadēmijas mājas lapā, rada bažas par Valmieras valsts ģimnāzijas amatpersonu ilgstošu darbību, kas ir pretēja Latvijas Republikas interesēm, kā arī iespējamu sadarbību Krievijas Federācijas interesēs, kas var apdraudēt Latvijas Republikas nacionālo drošību. Tādējādi iespējams, ka Valmieras Valsts ģimnāzija tās direktora un mācību spēku personā ir saņēmusi ārvalstu finansējumu, tā avotu un izlietojumu vismaz pagaidām nenorādot savā budžeta norēķinā.

Ir saņemta arī informācija no Valmieras valsts ģimnāzijas bērnu vecākiem, ka Valmieras valsts ģimnāzijā sistemātiski bez likumīga pamata tiek pieprasīti dažādi naudas līdzekļi no audzēkņiem un viņu vecākiem it kā dažādu skolai nepieciešamu lietu iegādei (t.sk. Augstākminēta projektora iegādei), neizsniedzot vecākiem maksājumus apliecinošus dokumentus. Turklāt naudas pieprasīšanu skolas direktors neveic pats, bet pieprasa un deleģē skolas mācībspēkiem, tadējādi iesaistot mācībspēkus pretiesiskā darbībā.

Ņemot vērā visu augstākminēto, un pamatojoties uz Iesniegumu likumu, Nacionālās drošības likuma, Valsts drošības iestāžu likuma, Bērnu tiesību aizsardzības likuma, Kriminālprocesa likuma normām, kopā ar diviem domubiedriem vērsos ar iesniegumu Latvijas Republikas Iekšlietu ministrijas Drošības policijā un saņēmu šādu atbildi, ko variet lasīt zemāk, variet arī ielādēt savos datoros:

Un tagad galvenais jautājums, uz kuru lūdzu lasītājus meklēt atbildi:

Kas kopīgs Tatjanai Ždanokai, Dmitrijam Jermolajevam (aizliegts iebraukt Latvijā), Vladimiram Lindermanam (iniciēja referendumu par krievu valodu kā otru valsts valodu Latvijā), Jevgēnijam Osipovam, Aleksandram Gapoņenko un Valmieras Valsts ģimnāzijas direktoram Jānim Zemļickim un Valmieras domes priekšsēdētājam Inesim Boķim???
Vai tā varētu būt pārliecība?

P.S.: Ja pareizi saprotu, tad izskatās, ka padomju okupācijas laiki Valmierā nav beigušies.

Pasaki man, kas ir Tavs draugs un es zināšu, kas esi Tu (latv.tautas gudrība).

Advertisements

14 comments on “Kāpēc Valmieras Valsts ģimnāzija sadarbojas ar Putina dibināto fondu “Russkij mir”?

  1. Gunta Krastina Eifrozine
    augusts 26, 2012

    Skumji, lai neteiktu vairāk! Kāda būs rīcība???

  2. dachinja
    augusts 27, 2012

    Ja cilvēki saprastu kas kopīgs, tad arī saprastu kāpēc….KOMUNISTI!

  3. Viesis
    Septembris 1, 2012

    Ugunskuri un grāmatas dažādās valodās, protams, pārsvarā krievu, bet var dedzināt arī vācu, franču un angļu uc. grāmatas – būtu ļoti R. Bredberija “451 grāds pēc Fārenheita” stilā. Citādi neviens nevar garantēt, ka bez propagandas un okupācijas, grāmata nesatur kādas noderīgas idejas.

    P.S. Sengrieķu dramaturga Eiripīda teiciens ir “pasaki man, kas ir tavs draugs un es zināšu, kas esi tu.”

    P.P.S. “451 grāds pēc Fārenheita” ir romāns par nākotni, kurā likums aizliedz glabāt un lasīt grāmatas, tāpēc ugunsdzēsēji pēc izsaukuma dodas uz cilvēku mājām, lai sadedzinātu grāmatas un māju.

    • advokatslv
      Septembris 2, 2012

      Paldies par ieteikumu izlasīt R.Bredberija romānu “451 grāds pēc Farenheita”!

  4. Gatis
    janvāris 14, 2013
    Александров Михаил Владимирович доктор политологии Заведующий отделом Прибалтики Института стран СНГ В 2003-2009 гг. заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ Эксперт Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М.Горчакова. http://m-alexandrov.livejournal.com/14606.html Родился в 1960 году в Москве. В 1982 году окончил факультет международных отношений МГИМО МИД СССР. До 1993 – на службе в системе МИД СССР/России. Работал в посольствах в Новой Зеландии и Зимбабве, занимал различные должности в центральном аппарате МИД. В 1990 году защитил в МГИМО кандидатскую диссертацию по проблематике Стратегической оборонной инициативы США. В 1994 году поступил в докторантуру Австралийского национального университета в Канберре. В 1997 году защитил там докторскую диссертацию по тематике российско-казахстанских отношений. Затем в течении нескольких лет работал консультантом в Министерстве промышленности, науки и технологии Австралии. Занимался вопросами космической политики, в том числе отношениями между Австралией и Россией в космической области. Является одним из авторов российско-австралийского соглашения о сотрудничестве в использовании космического пространства в мирных целях. Имеет многочисленные публикации в российской и зарубежной печати. Является автором книг «Внешнеполитическая доктрина Сталина» (Москва: «Универсум Паблишинг», 1995) – 1995 г. кандидат исторических наук, докторант-исследователь Центра по изучению Ближнего Востока и Центральной Азии Австралийского национального университета. «Uneasy Alliance: Relations Between Russia and Kazakhstan in the Post-Soviet Era» (Westport: «Greenwood Press», 1999), «Битва за Кавказ: 2004 – 2008» (Москва: Институт стран СНГ, 2010). В 2003 – 2009 гг. работал заведующим отделом Кавказа Института стран СНГ. примечания 1) Чтобы поступить в МГИМО МИД СССР – требовалась характеристика, заверенная КГБ; 2) в центральном аппарате МИД – обычно на должностях первых, вторых и третьих секретарей – штатные работники КГБ/ФСБ/ГРУ 3) В 2003 – 2009 гг. работал заведующим отделом Кавказа Института стран СНГ. * в 2008 г. военный конфликт между Россией и Ргузией. Латвия на пути к межнациональному конфликту: анализ итогов референдума о статусе русского языка Михаил Владимирович Александров Заведующий отделом Прибалтики Института стран СНГ Доклад на семинаре «Русский язык на постсоветском пространстве», Институт стран СНГ, 1.03.2012 г. http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=14697 Прошедший 18 февраля в Латвии референдум о статусе русского языка явился важнейшим политическим событием в жизни страны за последние 8 лет, то есть с того момента, как Латвия стала членом НАТО и Евросоюза. Для большинства политиков, общественных деятелей и политологов как в Латвии, так и за рубежом это явилось большой неожиданностью. Изначально никто не предполагал, что референдум получит столь широкий политический резонанс. Действительно, референдум был инициирован русскоязычным обществом «Родной язык» как довольно ограниченное по своему замыслу мероприятие. Он готовился как ответ на инициативу латышских национал-радикалов провести референдум о запрете русских школ. Но эта антирусская инициатива не смогла набрать необходимого числа подписей в свою поддержку и провалилась. После этого исчез и первоначальный смысл референдума о русском языке. Сбор подписей в его поддержку шел вяло, в значительной степени по инерции. Однако в сентябре прошлого года произошло событие, которое резко изменило политическую обстановку в Латвии. В стране состоялись внеочередные парламентские выборы. Победу на них одержала партия «Центр согласия», представляющая интересы подавляющего большинства русских и русскоязычных жителей Латвии, а также латышей, заинтересованных в поддержании межнационального согласия. По общепринятой политической практике именно этой партии президент должен был поручить формирование коалиционного правительства. Причем партнером «Центра согласия» могла стать Партия реформ Затлерса, не исключавшая возможности такой коалиции. Однако сильнейшее давление на Затлерса как внутри Латвии, так из за рубежа заблокировало создание такой коалиции. Партия «Центр согласия» была изолирована и правительство было сформировано из трех латышских партий, включая национал-радикалов из объединения «Все Латвии». Таким образом, русской общине был послан недвусмысленный сигнал, что руководить страной могут только латыши. Для русских политиков, да и всех русских жителей республики стало очевидно, что как ни демонстрируй свою лояльность латвийскому государству, как ни «разоружайся перед партией», но до управления страной они не будут допущены ни при каких обстоятельствах. Это привело к серьезнейшему повороту в сознании русских Латвии. Они поняли, что политика межнационального согласия в понимании латышской элиты – это улица с односторонним движением. Что эта политика направлена на закрепление положения русских в качестве граждан второго сорта или на их мягкое вытеснение из Латвии. В итоге возник мощнейший импульс к выражению политического протеста. В этом контексте готовящийся референдум о статусе русского языка оказался очень подходящим поводом. Большинство влиятельных русских политиков, которые до этого момента занимали уклончивую позицию по вопросу о референдуме, выступили в его поддержку. Это привело к росту активности русских избирателей в процессе сбора подписей за референдум. В итоге удалось собрать 187 тысяч подписей, и ЦИК Латвии пришлось официально назначить проведение референдума. С этого момента смысл референдума изменился. Он перестал быть референдумом о статусе русского языка и стал референдумом протеста русского меньшинства против дискриминационной национальной политики властей Латвии. И если посмотреть на итоги референдума под этим углом, то можно сделать однозначный вывод, что он стал оглушительной победой русской общины. И хотя государственный статус русского языка не получил поддержки, так как против этого проголосовало 821 722 (74,8%) граждан, принявших участие в голосовании, это никак нельзя считать поражением. Ведь все и так понимали, что победить на этом референдуме невозможно чисто арифметически, так как латыши эту инициативу не поддержат, а их – явное большинство. Но при этом русская община выступила как никогда сплоченно. За русский язык проголосовало 273 347 (24,88%), т.е. тот максимум, который вообще можно было набрать среди русских и русскоязычных жителей республики, имеющих право голоса. А это означает, что все они выразили недоверие нынешнему латвийскому государству, построенному на принципе приоритета титульной нации. Таким образом, итоги референдума продемонстрировали наличие в Латвии первой стадии межнационального конфликта между латышским большинством и русским меньшинством. Обе стороны заняли прямо противоположные позиции по важнейшему вопросу не только политической, но и общественной жизни – вопросу о языке. Причем и латыши и русские выступили сплоченно, как этнические общности. И если факт существования латышей как сформировавшейся этнической общности был и так для всех очевиден, то действия русского меньшинства показали, что оно тоже превратилось в Латвии в устойчивую этническую общность, способную не только артикулировать свои интересы, но и консолидировано отстаивать их в политическом поле. Латыши, выступив сплоченно против русского языка, послали русской общине недвусмысленный сигнал, что именно они, как этническое большинство, будут и дальше устанавливать в Латвии те порядки, какие считают нужными. Претензии русских на равноправное представительство в общественной и политической жизни страны были отвергнуты. Таким образом, референдум выявил антагонистическое противоречие интересов между двумя общинами. Власти Латвии пытаются доказать, что это противоречие возникло как результат проведения референдума. Но противоречия такого рода не могут возникнуть по чисто формальному поводу. Сам референдум был бы невозможен, если бы не реальный конфликт интересов, существующий в жизни. Роль референдума состояла лишь в том, что он обнажил этот конфликт, представил его в наиболее концентрированной форме. Драматизм ситуации состоит в том, что данное противоречие, не может быть разрешено в рамках нормального демократического процесса, так как формальное латышское большинство, голосующее по этническому признаку, не позволяет этого сделать. А латышская элита, вместо того, чтобы повлиять на это большинство, подтолкнуть его в сторону компромисса с русскими, напротив, заняла непримиримую позицию. То есть создалась ситуация, типичная для межнационального конфликта, когда меньшинство осознало, что добиться своих целей конституционными методами невозможно. А большинство не желает идти даже на незначительные уступки. И эта ситуация будет неумолимо подталкивать русское меньшинство к выходу за конституционные рамки политической борьбы. В значительной степени конфронтационная позиция латышского большинства стала результатом многолетней пропаганды со стороны властей, представляющих русских как «оккупантов», незаконно находящихся на территории Латвии. На самом деле этот тезис является грубым вымыслом. В настоящее время, латыши составляют 62,1% населения Латвии, то есть столько же, сколько проживало на этой территории латышей в 1914 году, перед началом первой мировой войны. В ходе двух мировых войн и связанных с ними событий на территории Латвии были фактически полностью уничтожены две национальные общины – немецкая и еврейская, а число русских жителей республики существенно сократилось. Последующая миграция в Латвию представителей различных национальностей СССР просто восстановила справедливый этнический баланс, который исторически сложился в Латвии в начале 20-ого века. [Для справки: Численность населения Латвии – 2 067 887 чел. латышей – 1 284 194 (62,1%). Русских (великороссы, украинцы, белорусы) – 670 295 (32,4%). Из них 300 000 тыс. являются «негражданами».] Пока каждая из сторон – русские и латыши – находится в стадии осмысления нового состояния латвийского общества. Идет оценка соотношения сил как внутри Латвии, так и вокруг нее, происходит прикидка различных вариантов дальнейших действий, в зависимости от поведения противоположной стороны. Именно поэтому межэтнический конфликт находится пока на первичной стадии, когда еще есть возможности предотвратить его развитие по сценарию силовой конфронтации. Еще не достигнута высокая степень взаимного ожесточении, когда основой противостояния становятся уже не политические, а личные мотивы (например, потеря жилища или бизнеса, убитые, покалеченные или репрессивные родственники и друзья). Еще не сложились группы интересов, заинтересованные в силовом варианте развития конфликта, такие как политические организации, лидеры и активисты, выдвинувшиеся на уличных акциях протеста, боевые подпольные группы, получающие финансирование из различных источников, ну и естественно государственные организации и чиновники, ответственные за пресечение такого рода деятельности. Еще не втянуты в конфликт соответствующие структуры внешних игроков. Как долго будет протекать эта первоначальная стадия межэтнического конфликта и когда начнется его переход в новую стадию, сказать пока сложно. Все это будет зависеть от множества факторов, как внутренних так и внешних. Большое значение будет иметь развитие мирового экономического кризиса и его влияние на Латвию. Но главная роль, конечно, будет принадлежать внутренним факторам и прежде всего, позиции властей Латвии по национальному вопросу. Ведь инициатива сейчас именно за правительством. Ему послан определенный сигнал, и оно должно найти адекватные ответы на этот вызов. И здесь крайне важна правильная интерпретация результатов референдума и новой политической ситуации, сложившейся после него. Сейчас нет уверенности, что власти Латвии до конца поняли то, что произошло. Прежде всего, правительству Латвии не следует обольщаться формальными цифрами на референдуме. Тот факт, что за русский язык проголосовала лишь четверть избирателей, вовсе не значит, что в назревающем межэтническом конфликте соотношение сил будет таким же. Ведь в Латвии проживает еще 300 тыс. т.н. «неграждан», в основном этнических русских. То что они настроены еще более радикально, чем граждане, не вызывает сомнения, так как их права ущемлены в гораздо большей степени. В определенном смысле русских и русскоязычных представителей других национальностей и меньшинством-то назвать нельзя, так как в совокупности они составляют около 40% жителей Латвии. И заставить их замолчать, опираясь на незначительное формальное большинство просто нереально. Но и это еще не все. Следует учитывать неравномерное распределение русского населения по территории Латвии. Итоги голосования показали, что русские имеют преобладание в двух стратегически важных регионах. Первый из них – Латгалия, где за русский язык проголосовало 55,57% избирателей. При этом в Даугавпилсе «за» проголосовало 85,18%, в Резекне 60,29%, в Лудзе 59,69%, а в приграничном Зилупе 90,25%. Если же добавить к голосовавшим «за» неграждан (предположив, что соотношение русских граждан и неграждан примерно одинаково), то за русский язык в Латгалии проголосовал бы 71% жителей. Таким образом, русская община имеет в этом регионе явное численное превосходство. А стратегическая важность этого региона состоит в том, что он граничит с Россией и Белоруссией. И это делает его отделение от Латвии практически возможным. Вторым местом, где русский язык получил значительное количество голосов, стала столица Латвии. В Риге за русский язык проголосовало 119621 (37,98%), против – 193976 (61,59%). Но если добавить к тем, кто голосовал «за» неграждан (опять исходя из соотношения один к одному), то получится, что «за» проголосовало бы 55,22% рижан. Таким образом, и в Риге русские имеют преобладающие позиции. Думаю, что важность контроля над столицей при любом межнациональном конфликте объяснять не нужно. Это и так понятно. Причем и в первом и во втором случае Россия может оказать действиям русской общины реальную помощь. В Латгалии – с прилегающей территории, а в Риге – со стороны моря. Тут начинаешь понимать, почему правительство Латвии возражало против продажи Францией России десантных кораблей «Мистраль». Видимо, латышское руководство подспудно не исключает такой вариант развития событий. В этой ситуации, учитывая опасность дальнейшего развития межэтнического конфликта, правительству Латвии было бы разумно сгладить существующие противоречия с русской общиной. К этому, собственно, и призвал латвийские власти официальный представитель МИД России А.К.Лукашевич, прокомментировав 19 февраля итоги референдума. По его словам, референдум показал несогласие русскоязычных граждан Латвии «с курсом на построение моноэтнического общества». Лукашевич также выразил надежду, что «голос русскоязычного населения Латвии будет услышан как правящими кругами этого государства, так и международными организациями, призванными обеспечить выполнение общепринятых норм в области соблюдения законных прав и интересов национальных меньшинств». Для нормализации ситуации властям Латвии понадобилось бы пойти всего лишь на минимальные уступки русскому меньшинству. Достаточно было бы ликвидировать языковую инспекцию, присвоить русскому языку статус регионального в Латгалии и Риге, а также принять закон об автоматическом предоставлении гражданства всем детям неграждан, родившимся в Латвии после получения независимости. Помимо этого, следовало бы остановить все законодательные инициативы, направленные на дальнейшее ущемление прав русского населения. Это показало бы русским жителям республики, что к их мнению прислушались и что у них есть возможность влиять на принятие государственных решений демократическим путем. Как следствие, волна этнической конфронтации начала бы спадать и Латвия вернулась бы к нормальной жизни. Но пока реакция властей на результаты референдума не внушает оптимизма. Отдельные здравые оценки тонут в многоголосье победного торжества. А премьер-министр Домбровскис в своем блоге даже написал, что “маргиналы, которые этим референдумом хотели внести раскол в общество, потерпели поражение». И это при том, что практически все русские граждане проголосовали за русский язык. То есть получилось, что «маргиналы», это те, кто выражает мнение практически всех русских жителей Латвии. Таким образом, Домбровскис дал ясно понять, что мнение русской общины для него «маргинально». А из итогов референдума Домбровскис сделал весьма своеобразные выводы. По его словам, результаты голосования «указывают на необходимость активных действий по формированию современной национальной идентичности и чувства принадлежности к Латвийскому государству, укреплению позиций латышского языка и его объединяющей роли в обществе, а также по предотвращению рисков формирования двухобщинного государства». Одновременно власти прибегли к тактике забалтывания темы межобщинного диалога. Постоянно упоминая о необходимости такого диалога, они на практике предлагают меры, либо не имеющие никакого практического смысла для русских жителей республики, либо еще больше ущемляющие их права. В частности, планируются мероприятия по созданию «единого информационного пространства», прежде всего, по обеспечению вещания латышских СМИ в приграничных регионах. Предполагается также расширить программы гражданского воспитания: разъяснения основ государства, истории Латвии, национальных и демократических ценностей, а также предложения по выделению госдотаций на программы обучения латышскому языку нацменьшинств и обеспечение доступности латышской культуры и образования для детей из уехавших из Латвии семей. Предусматривается и ограничение демократических институтов путем разработки законодательных актов регулирующих инициирование, организацию и надзор за проведением референдумов. То есть правительство Латвии дает понять, что не только не будет учитывать требования русского меньшинства, но напротив, намерено усилить ассимиляторскую политику и давление на русскую общину. Возможно, взяв курс на жесткую конфронтацию с русским меньшинством, правительство Латвии считает, что русских удастся запугать и они откажутся от дальнейшей борьбы, или по крайней мере, не рискнут идти на действия, выходящие за рамки конституционного поля. Однако, эти надежды представляются не достаточно обоснованными. Факты показывают, что русская община отказываться от борьбы не намерена. Например, известный русский общественный деятель Александр Гапоненко уже сообщил, что в ближайшее время в Латвии состоится языковой референдум для неграждан, а также будут организованы выборы, не представленных в парламенте депутатов. Можно предположить, что на этом действия русской общины не закончатся. Далее могут последовать такие шаги как избрание в Латгалии и Риге русских комитетов, выдвижение требования автономии для Латгалии, отказ от уплаты налогов, создание групп быстрого реагирования для участия в уличных акциях, проведение массовых демонстраций с требованием открыть границу с Россией, ну и наконец, массовые прорывы границы как это было в ГДР в 1989 году. Ну, а если латышские пограничники начнут стрелять в людей, то тут уже может вмешаться Россия, чтобы взять под защиту своих соотечественников. Возможно, латышские политики думают, что их защитит НАТО. Но на этот счет имеются большие сомнения. Во-первых, у НАТО просто не имеется достаточно военных сил для того, чтобы быстро оказать помощь латышским властям. Ну, а во-вторых, при упомянутом сценарии не будет casus belli для оказания военной помощи. Ведь будет иметь место не агрессия России против Латвии, а межэтнический конфликт в Латвии, куда Россия будет вынуждена вмешаться с целью предотвращения массовых убийств на этнической почве. И вовсе не факт, что все члены НАТО захотят в данном случае встать на сторону правительства Латвии. На Западе далеко не все в восторге от вызывающего поведения латвийских властей в области национальной политики. Например, в опубликованном 21 февраля докладе Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) Совета Европы Латвия была подвергнута критике за отказ выполнить рекомендации о расширении прав неграждан и национальных меньшинств. В частности, ЕКРН призывает латвийские власти дать негражданам право голоса на выборах самоуправлений, автоматически выдавать гражданство детям неграждан, родившихся после 1991 года, обеспечить бесплатные курсы латышского языка желающим натурализоваться. Как необоснованные и дискриминационные оцениваются ограничения для работы неграждан в муниципальной полиции. ЕКРН рекомендует отменить положения о лишении муниципальных депутатов мандата за недостаточное владение латышским, а также создать особую программу подготовки учителей для двуязычного образования. Также отмечается, что в Риге общее сокращение числа школ в 2009-2011 годах в основном затрагивает нелатышские школы. Комиссия призывает пересмотреть Закон об электронных СМИ в отношении ограничений вещания на негосударственном языке. Она также осуждает попытки почитать память военнослужащих Ваффен СС. Поэтому есть веские основание предположить, что НАТО предпочтет военному конфликту с Россией договоренность о проведение в Латвии совместной миротворческой операции. В этом случае Совбез ООН примет решение о вводе в Латвию международного контингента миротворчески сил. При этом российские и белорусские войска возьмут под контроль районы с преобладающим русским населением, а войска НАТО – районы с латышским населением. После этого начнутся долгие переговоры по примирению русской и латышской общин. Понятно, что такое примирение, если и станет возможным, то только на основе удовлетворения основных требований русской общины, причем, не в урезанном, а в полном виде. Это будет означать закрепление в конституции страны принципа двухобщинной государственности, включая принцип паритетного представительства обоих общин в органах власти. Естественно – существование двух государственных языков, а также предоставление Латгалии широкой автономии. То есть, латыши рискуют получить гораздо худший вариант государства, чем они могли бы иметь, пойдя на определенные уступки русской общине по итогам референдума. Не говоря уже о том, что обоим общинам придется пройти, через боль, страдания и жертвы, прежде чем этот вариант государства будет реализован. Поэтому встает вопрос: зачем идти столь длинным и тернистым путем, когда можно спокойно договориться уже сейчас? Стратегия России в Прибалтике нуждается в пересмотре 22.03.2012 – http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=14777 Выступление заведующего отделом Прибалтики Института стран СНГ М.В.Александрова на круглом столе «Новые тенденции политического развития стран Балтии и будущее отношений с Россией» (Москва, Исторический факультет МГУ 6 марта 2012 года) Я хотел бы поговорить о той стратегии, которая у нас должна быть в будущем на прибалтийском направлении. Начну с оценки политики, которая проводилась в отношении стран Прибалтики в предшествующие годы. Скажу честно, у меня не очень высокая оценка тех достижений, которые мы имеем на этом участке работы. По-существу, мы худо-бедно смогли оформить развод с этими республиками после краха СССР, а затем никакой внятной стратегии-то и не было. Мне кажется, что такая ситуация во многом объясняется двусмысленным положением стран Прибалтики, которые, с одной стороны, являются частью постсоветского пространства, а с другой, уже интегрированы в евроатлантические структуры. И если в отношении стран СНГ стратегия сейчас более-менее выработалась и устоялась, то про Прибалтику этого сказать нельзя. Если говорить о СНГ, то сейчас взят курс на реинтеграцию постсоветского пространства в различных формах в зависимости от конкретной страны. Возможно, с одними странами будет более тесная реинтеграция, вплоть до создания Евразийского союза. С другими, возможно, будут более мягкие формы интеграции, предусматривающие укрепление уже существующих структур – ОДКБ, ЕврАзЭС итп. А вот в отношении стран Прибалтики определенности пока нет. Встает вопрос: рассматривать ли Прибалтику как уже отрезанный ломоть, который навсегда перешел в чужую сферу влияния? Или все же относиться к этому региону как ко временно утерянной части постсоветского пространства, возвращение которой в естественное состояние желательно и необходимо? До последнего времени преобладала первая точка зрения. Считалось, что поскольку страны Прибалтики вступили в Евросоюз и НАТО, то вопрос закрыт. Этим, в частности, объяснялись многие бестолковые ситуации в российских действиях в отношении Прибалтики, когда, например, пытались заткнуть рот организациям соотечественников, которые боролись за соблюдение прав русских в своих странах; когда уклонялись от поддержки там акций протеста русской общественности путем введения санкций против стран Прибалтики, как это было, например, после сноса «Бронзового солдата» в Эстонии. Этим же подходом объяснялась и очень «скромная» позиция, которую заняли наши власти в связи с референдумом о русском языке в Латвии. Сейчас в России меняется власть и скоро в должность президента вступит Владимир Путин. Поэтому, думаю, можно будет ожидать более инициативной и наступательной внешней политики. По-крайней мере, такое впечатление возникло у меня на основе анализа внешнеполитической предвыборной программы Путина. Видимо, вновь избранному президенту придется определяться и с дилеммой в отношении Прибалтики: продолжать прежний курс, либо сформулировать приоритеты, исходя из того, что Прибалтика – естественная зона привилегированных интересов России. Я – сторонник второго подхода. Считаю, что надо добиваться восстановление российского влияния в Прибалтике. Русские цари в течении веков боролись за контроль над этим регионом, а Горбачев с Ельциным в одночасье отдали его нашим геополитическим конкурентам. Между тем, этот регион важен для нас не только с геополитической и экономической точек зрения. Он важен с точки зрения этнического единства русской нации. В Латвии и Эстонии проживают относительно большие русские общины, которые не пожелали ассимилироваться. И через двадцать лет после приобретения независимости этими государствами их русские общины продолжают сохранять устойчивые связи с русским миром. Взяв курс на реинтеграцию Прибалтики, нам не следует пугаться противодействия НАТО и Евросоюза. Следует исходить из общеизвестной исторической аксиомы – в мире никогда не бывало и не будет вечных союзов и коалиций. Все такие образования рано или поздно распадались или переформатировались. Поэтому полурелигиозный трепет перед НАТО и Евросоюзом давно пора сдать в утиль. Эти структуры столь же преходящи как и их предшественники. И те кризисные явления, которые происходят сейчас в мировой экономике, в значительной степени подтверждают эту точку зрения. И даже не важно, является ли этот кризис структурным, ведущим к краху современного финансового капитализма, или очередным циклическим кризисом, который в конце концов будет преодолен. Главное – в том, что кризис отражает изменение баланса мировых экономических сил. Если мы посмотрим на ситуацию, которая была после окончания Второй мировой войны, то Соединенные Штаты давали 50% мирового ВВП. Сейчас они дают 20%, и то по сильно натянутым данным. Таким образом, США превратились из экономической сверхдержавы в пусть крупного, но все-таки не доминирующего мирового экономического игрока. Да и вместе с Евросоюзом США дают не более 40% мирового ВВП. Таким образом, мировой экономический баланс сил кардинально изменился, а за этим неизбежно последует изменение военно-политического баланса. Поэтому Соединенные Штаты уже никогда не смогут быть сверхдержавой, такой, какими они были раньше. А Европейский союз испытывает очень серьезное напряжение. У меня нет уверенности, что они смогут преодолеть эту ситуацию. В свое время и Советский Союз тоже не смог преодолеть такую ситуацию. Причина этого довольно проста – в условиях кризиса за сохранение такого большого союза кто-то должен платить. И у меня есть большие сомнения, что у немцев есть желание бесконечно платить за поддержание этого союза. У РСФСР, как мы помним, не оказалось желания продолжать субсидировать СССР. Поэтому, возможно, будет серьезное переформатирование европейского пространства. А, с другой стороны, мы видим, что на постсоветском пространстве усиливаются реинтеграционные тенденции. Это открывает определенные возможности для нашего влияния на ситуацию в Прибалтике. Если мы принимаем как основную цель восстановление нашего влияния в данном регионе, то надо, как говорится, определить направление главного удара. Известно, что нет ничего хуже, чем удар «растопыренными пальцами». Поэтому надо найти ту точку бифуркации, воздействие, на которую приведет к резкому изменению всей политической реальности в прибалтийском регионе. На мой взгляд, наиболее перспективной страной с этой точки зрения является Латвия. Именно она превратилась сейчас, выражаясь словами классика, в «слабое звено в цепи империализма». Именно в Латвии наметился узел самых разнообразных противоречий: экономических, политических, этнических. С другой стороны, исторически Латвия наиболее близка России в культурном отношении. К тому же, там проживает наиболее обширная в Прибалтике русская община. Проведенный недавно в Латвии референдум о статусе русского языка свидетельствует о том, что русская община достаточно сплочена. И попытки в течение 20-ти лет вытеснить русских из Латвии, ассимилировать их, разобщить их, сделать их деклассированными элементами, – эти попытки, по-существу, обанкротилась. То есть русские действительно представляют собой мощную силу, они могут артикулировать свои политические интересы и сплоченно выступать на политическом поле. Это уже, само по себе, крупное достижение. С другой стороны, референдум по статусу русского языка показал, что возможности для реализации интересов русской общины в рамках нормального политического процесса исчерпаны. Ну, а интересы эти понятны – русские хотят быть в Латвии равноправными гражданами, они хотят иметь политическое представительство, участие в управлении государством, свободно развивать свой зык и культуру и не быть дискриминированными в экономической сфере. Это противоречие чревато межнациональным конфликтом. Сейчас уже очевидно, что даже натурализация не помогает русским полностью реализовать свои гражданские и политические права. Как показал опыт партии «Центр согласия» после последних выборов, наличие гражданства и формальной лояльности латвийскому государству вовсе не гарантирует допущение русских к государственному управлению. А на референдумах любые значимые инициативы русской общины будут блокироваться латышским большинством. Противостояние приобрело чисто этнический характер. К тому же, это противостояние искусственно подпитывается нашими геополитическими противниками из-за рубежа. И поскольку такое антирусское влияние из за рубежа имеет место, то Россия, в свою очередь, обязана оказать соответствующую поддержку русской общине. И если сами русские Латвии готовы бороться за свои цели не только парламентскими методами, то и Россия должна помочь им самыми разнообразными средствами. Но пока какой-либо существенной поддержки со стороны России нет. Видимо, это объяснялось нежеланием ссориться с Западом, нежеланием, чтобы была какая-то дестабилизация в этом регионе. Но Россия не может во всех вопросах идти на поводу у Запада. У нас есть свои коренные интересы, которые мы в праве отстаивать, даже несмотря на некоторые внешнеполитические неудобства и экономические потери. Поэтому мы должны взять твердый курс на изменение политической системы Латвии таком образом, чтобы там была исключена какая-либо дискриминацию русского меньшинства с точки зрения доступа к рычагам государственного управления. А это со временем приведет и к изменению внешнеполитического вектора Латвии. И в качестве первого шага необходимо добиться устранения от власти нынешней политической элиты, сделавшей карьеру на русофобской внутренней и внешней политике. Вместо нее к власти в Латвии должна прийти коалиция, включающая представителей русской общины и латышских политиков, разочарованных прозападной ориентацией своей страны. По мере того, как влияние Запада будет ослабевать, возможностей экономически поддерживать Латвию у него будет все меньше. В этих условиях будет усиливаться протестная активность, в том числе уличная. Организатором и координатором этой протестной активности вполне могли бы выступить русские организации. В Латвии существует инфраструктура русских организаций, которые способны возглавить общественный протест. А Россия могла бы оказывать им разнообразную поддержку, используя отработанную на Западе методику взаимодействия с неправительственными организациями страны пребывания. В каких формах это будет проходить? Я недавно опубликовал статью «Латвия на пути к межнациональному конфликту: анализ итогов референдума о статусе русского языка». Там я обрисовал некоторые сценарии. В принципе, и сами представители русской общины Латвии, такие например, как Александр Гапоненко предлагают некоторые меры. Речь идет о проведении референдума по статусу русского языка среди неграждан, затем – об избрании от неграждан некоего представительного органа – «парламента неграждан», который бы мог защищать интересы этих жителей Латвии в политическом поле. Со временем можно было бы организовать «русские комитеты» в каждом городе и районе, где компактно проживает русское население. Эти комитеты стали бы инструментом мобилизации русских жителей для уличных акций и связывающим звеном между ними и лидерами русской общины. Необходимо также использовать региональные различия в Латвии. Территориально Латвия структурирована так, что есть регионы с преобладанием русского населения (Латгалия и Рига). Это – ключевые точки, где реально возможно организовать очень серьезное давление на власти страны. Теоретически можно предположить избрание в Латгалии народного парламента, который поставил бы вопрос об автономии этой территории. А в Риге логично было бы выдвинуть требование расширения самоуправления, бюджетной самостоятельности, добиваться принятия постановлений, упраздняющих этническую дискриминацию русских и способствующих повышению сплоченности русской общины. Сочетание уличных протестов, акций гражданского неповиновения, требований автономии для Латгалии и дипломатического давления Москвы, возможно, вынудит латвийские власти пойти на серьезные переговоры с русской общиной о реформе политической системы. Если же этого не произойдет, то ситуация в Латвии продолжит развиваться по пути эскалации межэтнического конфликта вплоть до его перехода в силовую фазу. В этом случае Россия должна быть готова вмешаться в ситуацию по сценарию конфликта в Южной Осетии в августе 2008 года.
    • Juris Kante
      marts 31, 2016

      Tas ir tipisks Maskavas troļļu savārstījums, kuram ar īstenību nav nekāda sakara.

  5. Silvija Potasa
    marts 30, 2016

    Dīvains raksts. Kā vienmēr,liela daudzvārdība,lai pateikt vienu domu,ka latviešu valodu referendumā atbalstīja tikai inerces vadīti,bet krievvalodīgie apvienojās spēkā. Nē,tieši otrādi! Es balsoju par latviešu valodu kā vienīgo valsts valodu apzināti. Ko apzinājās krievvalodīgie? Varbūt paveiksies un latvieši referendumā nepiedalīsies? Ne latvieši pret krieviem,nekādā ziņā! Tieši otrādi,vēl līdz šam laikam daudzi cenšas nerunāt latviski,pat kļuvuši par pilsoņiem. Kāpēc tāda noniecināšana?

  6. Guntis
    marts 30, 2016

    Tādi sīkie kangariņi mūsu valsts pilsoņu vidū ir. Īpaši, ja vēl atbildīgās valsts un pašvaldību iestādes ir ar attieksmi “ne mana cūka, ne mana druva”.

  7. svece
    marts 30, 2016

    Pieņemt dāvinājumu ir viens, bet būt pēc pārliecības par komunistu-pavisam kas cits. Nevajag visu jaukt vienā katlā, jābūt arī diplomātam.

  8. Santa
    marts 30, 2016

    Kopīga ir tendence pārkāpt cilvēktiesības, kuras Satversme, ka arī Satversmes tiesas likums, kurā iespējams apstrīdēt pašvaldības noteikumus jeb APL, kurā paredzēts iesniegt sūdzību par tādu rīcību ir pašsaprotama lieta. Vienīgais trūkums, ka es kā juriste pamanīju, ka VETO tiesības jau sen izmanto citās ministrijās, piemēram, VARAM, bet diemžēl ne Izglītības Ministrijā

  9. Lauris
    marts 31, 2016

    Beidzu skolu 2011.gada. Varu Jūs mierināt, šādas grāmatas netika izmantotas mācību procesā. Vienīgais, kas VVĢ pieklibo, ir svešvalodu apguve, krievvalodas, pats to mācījos, bet šobrīd neko tāpat nesaprotu. Personīgi es, ka aktīvs skolnieks (teicamnieks), nemaz nezināju par šāda fonda līgumu. Manā gadā uz pirkstiem varēja saskaitīt cilvēkus, kas spēja lasīt krievu valodā un ko saprast. Ka kādai mātei ir gauži garlaicīgi mājas un rakājas par kaut kadiem mistiskiem rakstiem un darīt nav ko, tāpēc nav janomelno skolas vārds. Teikšu atklāti, kā Valmierietis, ja zināt kādu labāku skolu Valmierā ekleksekto priekšmetu apguvei, lūdzu sakiet skaļi. Jo jebkura cita skolā nestāv pat tuvu eksāmenu rezultātos, olimpiāžu rezultātos un skolēnu sagatavošanā tālākam studijām. VVĢ bija lieliska skola ar lielisku skolotāju kolektīvu, lai neteiktu vairāk.

    • advokatslv
      aprīlis 26, 2016

      Laba skola. Pat nešaubos par to. Vienkārši uzdodu jautājumus. Starp citu, vai skolā apguvāt “drosmi” anonīmi paust viedokli?

    • Mareks Vilkins
      jūlijs 15, 2016

      Teikšu atklāti, kā Valmierietis, ja zināt kādu labāku skolu Valmierā ekleksekto priekšmetu apguvei, lūdzu sakiet skaļi. Jo jebkura cita skolā nestāv pat tuvu eksāmenu rezultātos, olimpiāžu rezultātos un skolēnu sagatavošanā tālākam studijām
      +++

      1) ‘teicamniekam’ vajadzētu uzlabot latviešu valodas lietojumu;

      2) matemātikas eksāmena rezultāti parāda kādi ir šie ‘top’ skolēni. Matemātikas grāmatu var izlasīt nedēļas laikā – tātad mēneša laikā var izlasīt 9.-12.klašu matemātikas grāmatas (pie tam lasot nevis no rīta līdz vakaram, bet dažas stundas dienā). Neizskatās, ka vidējais vidusskolēns ir izlasījis kaut vienu mācību grāmatu no vāka līdz vākam nedēļas laikā, jo tad matemātikas eksāmenā nebūtu 36% !!! Un nevajag bubināt par sarežģīto matemātiku – vidusskolas standarts nav nekāds ‘sarežģītais’.

      3) top skolām patīk reklamēties vecāku vidū ar it kā daudzajiem skolēniem, kuriem vidējā atzīme ir vismaz 8.5 balles, bet CE atzīmītes ir stipri piezemētākas.

      4) Pārgaujas ģimnāzijas rādītāji neko daudz neatpaliek no VVĢ.

      • advokatslv
        jūlijs 27, 2016

        Pārgaujas ģimnāzija šogad apsteidz VVĢ, kura LV top 10 skolu vidū diemžēl nav iekļuvusi.

Komentēt

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Mainīt )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Mainīt )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Mainīt )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Mainīt )

Connecting to %s

%d bloggers like this: